ПРЕДЫСТОРИЯ:
На юге США лежит  штат Луизиана. Здесь, на границе с Техасом, находится небольшой городок под названием Норклес. Основанный в  конце XVII века, он, как и многие другие американские города, имеет множество легенд. Конечно, все они являются вымыслом, и есть лишь одна забытая история, которая имеет реальную подоплёку. Давным давно несколько креольских семей основали маленький городок, до которого поначалу никому не было дела.
Тем не менее, в кругах белых плантаторов вскоре начали ходить слухи о том, что колониальная элита города практикует культ Вуду, что, естественно, вызвало у них страх и отвращение. И всё же, Норклес не трогали до самого вхождения штата в состав США, когда в XIX—XX веках в Луизиане началась жестокая дискриминация рас, затронувшая и основанный креолами Норклес. Однажды, в город пришли вооружённые европейцы, которые всего за одну ночь уничтожили его.
Многие погибли тогда. Целые семьи запирали в домах и заживо сжигали, а спасавшихся бегством расстреливали в спины из ружей.
Однако, слухи о практиках Вуду не были всего лишь небылицами рабовладельцев. Один из основателей города, умирая, взмолился духам и проклял родную землю, своих убийц и триста тысяч их потомков, что посмеют ступить на неё.
Время шло. Разорение Норклеса забылось, как и проклятие, насланное на город. Лишь немногие помнили об этом - в основном это были потомки тех, кому удалось спастись от расправы в ту кровавую ночь. Они вернулись в отстроенный заново город, чтобы своими собственным глазами увидеть, как сбудется проклятие предков.

   

ТОГДА:
В начале 2000-ых, когда население города перевалило за 300.000, и начали происходить все беды.
Современный Норклес - своего рода Вавилон. Здесь живут креолы и кажуны французского происхождения, итальянцы, афроамериканцы, ведущие постоянную междоусобную войну, мафия, противостоящая полиции. Это вавилонское столпотворение, шум и грязь, жуткие вопли, сливающиеся с плеском волн у пирсов, чудовищный вой портовых гудков.
Не так давно здесь наблюдалась иная картина – ясноглазые моряки у причала, добротные дома, милые кафе и магазинчики.  У причалов, на пляже и по пирсам гуляли влюблённые на заходе солнца, встречали рассветы художники и фотографы – любители природы. Но всё изменилось. Остатки былого благополучия – архитектура зданий, редкие красивые церкви (неужели в этом городе ещё хоть кто-то молился?).
Теперь этот источник материального и духовного гниения оскорбляет небо богохульством на сотне языков. Орды бродяг шатаются по улицам и переулкам, невидимые руки внезапно гасят свет, задергивают шторы, и смуглых, с печатью порока, лиц уже не видно в окнах, когда непрошеные гости начинают бродить по улицам.
Полицейские отчаялись навести здесь порядок или изменить что-то к лучшему и лишь стараются оградить окружающий мир от «заразы» Норклеса.
Полицейский патруль встречает призрачная тишина, а арестованные здесь преступники не дают показаний. Явные нарушения закона столь же разнообразны, как и местные диалекты, а диапазон преступлений – от контрабанды алкоголя и нелегального проживания иностранцев до разбойных нападений и зверских убийств. Однако, громкие преступления случаются здесь не чаще, чем в других районах, только и это не делает чести городу, разве что сомнительную -  искусства заметать следы.

СЕЙЧАС:
В последнее время в Норклесе начала происходить и вовсе сущая чертовщина. Сначала объявился маньяк, с нечеловеческой жестокостью убивающий своих жертв, при виде трупов которых становится плохо даже самым закалённым копам. Мафия всё крепче сжимает Норклес в своих стальных объятиях, распространяя наркотики, насилие и разврат с помощью коррумпированных чиновников и полицейских. И мало было бы всем бед, как на горизонте замаячило и вовсе необъяснимое явление – исчезновение людей. Немногие пропавшие, которых удалось найти, утверждают, что из могил восстают зловещие мертвецы.
Неужели проклятие предков-вудуистов действительно начало сбываться? Что делать людям и как спасти загнивающий город? На эти вопросы пока нет ответа.